Когда-то давно я прочитала теорию "трёх сердец". Понимаю, это, конечно же, просто кто-то выдумал, и вряд ли учёные мужи описали бы происходящее именно этими словами, но мне она очень понравилась. Наверное, своей образностью.

 Суть теории заключалась в том, что природа даёт человеку три "сердца". Что-то вроде трёх времён жизни. Ресурс каждого времени совсем небольшой, что-то около десяти-пятнадцати лет. Первое "сердце" даётся при рождении. Это сердце самое задорное. Потому дети так активны, сердце даёт энергию, чтобы расти. Годам к тринадцати этот запас энергии подходит к концу, "сердце" затухает, и природа дарит человеку новое. Чтобы он смог стать зрелым. С этим сердцем даётся новый ресурс. Предполагается, что за время работы этого сердца человек найдёт себе пару и сделает потомство. Годам к двадцати пяти ресурс исчерпывается. Но природа понимает, что уж коль по биологическим часам у человека в это время, по идее, есть потомство, то нужна энергия, чтобы его поднять. И даёт человеку третье сердце. Чтоб вырастить своих детей.

Проходит ещё десять-пятнадцать лет. Человеческие дети вырастают до возраста, когда они, в принципе, уже могут выжить сами, без родителей. Нет, понятно, что для нас, для общества, подростки - это совсем ещё не взрослые, но… Но для природы-то подросток - это уже готовая, зрелая особь, которая потенциально может и сама продолжить род. И родители, те, кто будет опекать, ему уже не нужны.

 Вот так и выходит, что примерно к сорока годам, плюс-минус, но, скорее, в минус, чем в плюс, у человека заканчивается время работы третьего "сердца". Всё правильно, программа выполнена: вырос сам и вырастил потомство. И начинается спад. Спад всего. Энергии, жизненной силы, каких-то там стремлений. Затухание и увядание.

Но человек ведь привык к тому, что раньше, всегда, когда заканчивалсь жизнь одного сердца, ему давали новое. И он ждёт следующего сердца. Новой жизненной силы. ...Это мы себе такие хитрые придумали, что первое потомство можно родить и в тридцать восемь, что в сорок лет жизнь только начинается, а в сорок пять… ну вы знаете. А природа сидит и тихонечко смеётся над всем этим. Можно, всё можно, но это уж вы сами, без меня, кто не успел - тот опоздал. И нового сердца человек, увы, уже не дожидается.

 Он больше природе не нужен. Для неё это уже утиль. А если ты не нужен - какого чёрта тратить на тебя драгоценный ресурс? Сердец для тебя больше нет. И человек, образно говоря, получает пинком под зад. Отработан. Кыш! 

 * * * * * 

И тут начинается драмка. Люди начинают барахтаться и ловить эту "заразу" у которой было всего три сердца на всё. Люди отчаянно торгуются: "Ну дай, ну дай мне ещё одно сердце, ты же всегда давала!". А она не даёт и смеётся. И постоянно подсовывает под глаза тех, у кого сердца ещё есть.

Тяжело принять то, что вот ты есть, а биологическое время, когда ты представлял для природы ценность, прошло. И люди в итоге делятся на тех, кто принимает, и на тех, кто нет.

 У людей, которые не желают смириться, начинаются кризисы среднего возраста. Когда люди решают, что природу можно обмануть. Вот, скажем, любимая забава не смирившихся мужчин, "переспи с молоденькой" - это как раз она, попытка "выудитить" обманом четвёртое сердце. Мужчины в таких истериках отказываются верить в то, что могут быть интересны молоденьким девчонкам уже не по умолчанию, а исключительно по причине. Ну, потому что деньги есть, или у девочки не было отца, и она теперь подсознательно ищет его в тех, кто ей в отцы годится. А не смирившиеся женщины тоннами скупают крема с эффектом лифтинга, всерьез думая, что обмазавшись они будут ничуть не хуже себя же в молодости.

 А вот у тех, кто принимает, появляется достоинство возраста. Это такое чутьё, осознание того, что ты теперь можешь себе позволить легко и органично, а что - уже нет. Мужчина, стареющий достойно, поцелует восемнадцатилетнюю дочку, отправит её к подружкам, а сам если и посмотрит в ту сторону, то только с понимающей усмешкой. Женщина, принявшая тот факт, что время прошло, не наденет юбку, едва прикрывающую задницу, даже на идеально стройные сорокапятилетние ноги. Но это достоинство, увы, даётся не всем.

* * * * *

  

На кой чёрт я всё это написала? 

Да просто шла сегодня по улице за девушкой. Долго шла. Рассматривала едва прикрытые ножки, каблучки, распущенные волосы и яркую курточку. Думала о том, что как же они хороши, эти девчонки с их ножками и волосами. А потом она зачем-то обернулась. И я вздрогнула. Нет, там не было ничего такого, просто на меня посмотрело лицо взрослой, очень взрослой женщины. Сзади она была девчонкой. А спереди... Наверное, было бы логично восхититься, подумать: какая молодец, как выглядит девчонкой, ну хотя бы сзади, как не сдаётся и всё такое... 

Но почему-то вместо этого мне стало её жаль. Потому что реально смотрелось так, как будто человек отчаянно торгуется: "Ну дай, ну дай мне четвёртое сердце, ты же всегда давала!". 

А сердец для него больше нет.