6ddb04d7ec730854 (700x466, 165Kb)
Виктор Франкл

Освенцим. Начало марта 1945 года. К узнику концлагеря, австрийскому психиатру Виктору Франклу подходит староста блока, в прошлом известный музыкант и говорит:

— Слушай, доктор, я хочу тебе кое-что рассказать. Мне тут приснился примечательный сон. Какой-то голос сказал мне, что я могу узнать все, что захочу, надо только задать свой вопрос. И знаешь, что я спросил? Я спросил, когда для меня кончится война. Понимаешь — для меня. Это значит — когда нас освободят, когда кончатся наши мучения.

— И когда же ты видел этот сон? — спросил Франкл.

— В феврале 45-го.

— Ну и что этот голос тебе ответил?

— Он ответил — 30-го марта, — таинственно прошептал собеседник.

Далее Виктор Франкл рассказывает, что почти весь месяц староста блока был в приподнятом настроении и относительно неплохо себя чувствовал, несмотря на то что нацисты лютовали, и выгоняли их голодными на изнурительные работы. «В тот момент он был еще полон надежд», - вспоминает Франкл.

Предсказанный срок освобождения приближался, а просачивавшиеся в лагерь вести делали маловероятным предположение, что к 30 марта фронт приблизится к Освенциму и сделает возможным освобождение. 29 марта у старосты блока резко поднялась температура. 30 марта, в тот самый день, когда по предсказанию «голоса» для него должна была кончиться война, он потерял сознание. 31 марта он умер — от сыпного тифа.

Война для него закончилась, но не в том смысле, в каком он рассчитывал.

Психиатр Франкл делает вывод: «Для того, кто знает, какая связь существует между душевным состоянием человека и иммунитетом организма, достаточно ясно, какие фатальные последствия может иметь утрата воля к жизни и надежды. Мой товарищ умер в конечном счете от того, что жестокое разочарование ослабило его защитные силы, и он не смог больше противостоять инфекции, которая и до того была очень распространена. Иссякла его вера в будущее и устремленность к нему — и организм сдался болезни».
Виктор Франкл, известное имя в психиатрии. Он - основатель школы логотерапии, то есть лечение смыслом. Школу свою он начал формировать еще в концлагере. С 1942 года он, австрийский еврей пребывал в качестве узника, сначала в Дахау, затем в Освенциме. Так что его школа вышла из «адового пепла» и получила название – Третья Венская школа психотерапии.

Первая венская школа психотерапии (психоанализ) была основана Зигмундом Фрейдом – о подавленном стремлении человека к удовольствиям. Альфред Адлер говорил уже о подавленном стремлении человека к власти, основав тем самым вторую венскую школу психотерапии. Виктор Франкл выдвинул гипотезу, что причиной психических расстройств может быть подавленное стремление (воля) к смыслу. Он считал, что человек - это единственное существо, которому необходимо найти смысл.

В Освенциме (если тебя не казнили) выживали не физически крепкие, не выносливые, а те, кто искал смыслы. Виктор Франкл

В своей книге: «Сказать жизни: «да»» Франкл написал: «В Освенциме (если тебя не казнили) выживали не физически крепкие, не выносливые, а те, кто искал смыслы».

Свою гипотезу доктор озаглавил цитатой Ницше: «У кого есть «Зачем», тот выдержит почти любое «Как»».

Втайне от руководства концлагеря Франкл и доктор Карл Флейшман создали подпольную психологическую службу. Они помогали заключенным не отчаиваться в нацистском аду.
«…Мы все лежали на нарах, и настроение у нас было особенно плохое. Мы мало говорили, каждое слово раздражало. А тут еще свет погас, и наше раздражение достигло предела. ….

….. я заговорил о самых разных возможностях наполнить свою жизнь смыслом. (Мои товарищи лежали тихо, не шевелясь, только изредка раздавались вздохи.)

На каждого из нас, — говорил я, — в эти часы, которые, может быть, для многих уже становятся последними часами, кто-то смотрит сверху требовательным взглядом — друг или женщина, живой или мертвый. Или — Бог. И он ждет от нас, что мы его не разочаруем, что мы не будем жалкими, что мы сумеем сохранить стойкость и в жизни, и в смерти…

Я поведал им историю моего товарища, который в самом начале лагерной жизни заключил «договор» с небесами: пусть любые его страдания и его смерть станут той ценой, которую он платит за то, чтобы смерть любимого человека стала легкой. И для него страдания и смерть перестали быть бессмысленными, они наполнились высоким смыслом. Да, он не хотел мучиться и умирать просто так. И мы этого тоже не хотим.

Внушить людям этот последний смысл нашего существования, здесь — в этом бараке и сейчас — в этой ситуации, — такова была цель моих стараний. И, кажется, я ее достиг. Внезапно под одной из балок вновь вспыхнула электрическая лампочка, и я увидел моих товарищей, собравшихся вокруг моих нар, — немощных, в жалких отрепьях. И я увидел на их глазах слезы…»
_____________
Эти короткие истории, да и самого Виктора Франкла, я вспомнил вот по какой причине.

Несколько дней назад я, вопреки своим правилам, просмотрел новости на центральных телеканалах. На 90% это сообщения о бессмысленных трагедиях, неудачных инициативах, катастрофических случайностях, безнадежных попытках. Ключевые посылы: У них ничего не получится. Нам ничего не светит. Ничего не поменялось. А то что поменялось, поменялось в худшую сторону. Выхода нет. Вокруг одни жулики. А теперь о погоде. Погода тоже дрянь.

Знаете что на все это сказал бы Виктор Франкл?

«Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма».

и еще:

"Утрата смысла жизни - основная проблема современного общества, все остальные проблемы проистекают из нее".

О своем смысле жизни Франкл написал: "Я видел смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни".

После освобождения из Освенцима Виктор Франкл прожил еще 52 года, умерев в возрасте 92 года (в 1997 году).

Ну это так, для справки.
Александр Пасховер.