Анна Валерьевна умерла достаточно спокойно. Инсульт произошел во сне, и потому проснулась она уже не у себя в кровати, а в просторной комнате со множеством других людей, как и она, ожидавших увидеть нечто иное.

Потолкавшись среди народа и выяснив, что к чему и где, Анна Валерьевна протиснулась к большому справочному бюро, которое сначала направило ее обратно в очередь, потом на выход и только с третьего подхода (к вящему удовлетворению Анны Валерьевны, ибо и не таких бюрократов штурмом брали) операционист удосужился «пробить» ее по базе данных и сообщил:

— Вот распечатка кармы, третий кабинет направо за левым углом — получите комплектацию. Потом подойдете. Следующий!

Анна Валерьевна послушно взяла распечатку, ничего в ней не поняла и проследовала в указанном направлении.

— Карму давайте! — Анна Валерьевна подпрыгнула от неожиданности.
— К-карму?
— А вы можете дать что-то еще? — цинично поинтересовались за стойкой и буквально вырвали из рук Анны Валерьевны распечатку. — Так, карма у вас, скажем прямо, не ахти. Много с такой не навоюешь.
— Я не хочу воевать, — испуганно пролепетала Анна.
— Все вы так говорите, — отмахнулись от нее и продолжили, — на ваше количество набранных баллов вы можете купить 138 земных лет человеческой жизни, 200 лет птичьей или лет 300 в виде дерева или камня. Советую камнем. Деревья, бывает, рубят.
— 138... — начала было Анна Валерьевна, но ее опять перебили.
— Именно 138 стандартной и ничем не примечательной жизни, заурядной внешности и без каких-либо необычностей.
— А если с необычностями? Это я так, на всякий случай уточняю...
— Ну выбирайте сами. Необычностей много. Талант — 40 лет жизни, богатство — в зависимости от размера, брак, честно вам скажу, полжизни гробит. Дети лет по 15 отнимают... Вот вы детей хотите?
— Нет... то есть да. Двоих... нет, троих.
— Вы уж определитесь.
— Брак, троих детей, талант, богатство и чтобы по миру путешествовать! — на едином дыхании выпалила Анна Валерьевна, лихорадочно вспоминая, чего ей еще не хватало в той жизни. — И красоту!
— Губа не дура! — хмыкнули из-за прилавка. — А теперь, уважаемая Анна Валерьевна, давайте посчитаем. Брак — это 64 года, остается 64. Трое детей — еще минус 45. Остается 19. Талант, допустим, не мирового масштаба, так, регионального — ну лет 20. А богатство — лет

20 минимум. Лучше надо было предыдущую жизнь жить, недонабрали лет.
— А вот... — прикусила губу Анна Валерьевна. — Если ничего...
— А если ничего, то 138 лет проживете одна в тесной квартирке, достаточной для одного человека и при здоровом образе жизни в следующий раз хватит на побольше лет, — отбрили Анну Валерьевну.
— И ничего нельзя сделать?
— Ну почему же? — смягчились за прилавком. — Можем организовать вам трудное детство — тогда высвободится лет 10. Можно брак сделать поздним — тогда он не полжизни отхватит. Если развод — еще кредит появится, а если муж-сатрап, то авось и талант мирового масштаба сможем укомплектовать.
— Да это же грабеж!
— Свекровь-самодурка карму неплохо очищает, — проигнорировали ее возмущение и продолжили, — можно вам добавить пьяного акушера и инвалидность с детства. А если пожелаете...
— Не пожелаю! — Анна Валерьевна попыталась взять в свои руки контроль над ситуацией. — Мне, пожалуйста, двоих детей, брак лет этак на 40 по текущему курсу, талант пусть региональный будет, ну и богатство — чтобы путешествовать, не больше.
— Все? Красоты вам не отсыпать? У вас еще 50 лет осталось... Нет? Тогда комплектую... Девушка за прилавком достала кружку и стала высыпать в нее порошки разных цветов, приговаривая себе под нос: «Брак сорокалетний — есть, дети — две штуки есть, талант... талант... вот, пожалуй, так, деньги... сюда, а остальное — от мужа еще... Все!»

Анна Валерьевна недоверчиво покосилась на полулитровую кружку, заполненную цветным песком, которую ей протянули из-за прилавка.
— А если, скажем, я талант не использую, я дольше проживу?
— Как вы проживете — это ваши проблемы. Заказ я вам упаковала, разбавите с водой и выпьете. Товары упакованы, возврату и обмену не подлежат! Если вы пальто купите и носить не будете — это уже ваши проблемы.
— А...
— Счет-фактура вам, уверяю, не пригодится.
— А...
— Да что вы все «а» да «а»! Судьбу вы себе выбрали, предпосылки мы вам намешали, все остальное — в ваших руках. Кулер за углом. Следующий!

Последнее, что успела подумать Анна Валерьевна перед собственными родами, было: «Вот вроде все с моего ведома и разрешения, а такое ощущение, что меня все-таки обдурили». Хотя нет — мимолетной искрой у нее в мозгу успела пронестись мысль о том, что ей интересно, как ее назовут.