Если вы страдаете от несчастной любви, не надо искать проблемы в детстве.

Это все равно что ключи искать не там, где потерял, а под фонарем, потому что там светлее, как в анекдоте. Не имеет никакого отношения проблема вашей зависимости к вашему детству.

Давайте я еще раз повторю. Ваше детство ни при чем, ваша зависимость — это ваша привычка сейчас. Вы от нее можете избавиться. Сейчас, а не в прошлом.

Не слушайте тех, кто говорит вам, что вы выберетесь из одной зависимости и сразу же попадете в другую, потому что в вашем детстве есть нерешенные проблемы. Нет у вас никакого детства, оно давно прошло, все ваши нерешенные проблемы в настоящем, и главная нерешенная проблема — это ваша зависимость.

Все зависимости очень похожи — что алкогольная, что игровая, что пищевая, что любовная, и если вы увидите это сходство, вам будет намного легче понять, что вам делать.

Условно любую зависимость можно разделить на физическую часть и психологическую, а еще физическо-психологическую, которая и то, и другое, — не разделишь даже условно. Всего три части, и мы их сейчас рассмотрим.

Физическую часть имеет любая аддикция. Это измененный обмен веществ, в который уже встроено вещество, и без вещества начинается физическая ломка, опасная и иногда даже смертельная. Организм не может без вещества, он изменился, перестроился так, что теперь вещество — его необходимая часть.

Физическая часть ощущается наиболее жестко, болезненно, но довольно быстро исчерпывается. Организм, не получающий наркотика, а получающий вместо него какие-то витамины, лекарства, воду, довольно быстро восстанавливается и начинает функционировать нормально. Однако проблемы с физическо-психологической и психологической частями аддикции остаются.

Обратите внимание, физическая часть аддикции не может иметь отношения к прошлому. В прошлом человек физически обходился без наркотика, жил себе, а в настоящий момент жизни его организм иной, он без него погибает. Завтра ломка пройдет, организм адаптируется и опять сможет обходиться без этого вещества.

У любовной зависимости тоже есть физическая часть. Это паника и боль во всем теле, особенно в области сердца и солнечного сплетения, когда любимый исчезает из жизни или собирается исчезнуть. Присутствие любимого вписано в физический метаболизм, его не колют в вены и не вдыхают в ноздри, но его видят, им дышат, его касаются, им питаются. Любимый для любовного аддикта — физически необходимый элемент жизни.

Но как и в случае алкоголика и наркомана, смертельная паника, пот, дрожь и тахикардия от разлуки с любимым быстро проходят. Человек перестает испытывать острую ломку, и на первый план выходит физическо-психологическая часть зависимости.

И эта часть опять не имеет никакого отношения к прошлому, к вашему детству, к вашему юношескому опыту. Никакого. Люди с разным детством и опытом переживают эту часть совершенно одинаково. Суть ее в том, что любимый человек в настоящем — единственный источник удовольствия (и смысла), а значит, и снятия стресса. Стресс наш накапливается каждую минуту, и если у человека нет способов постоянно его снимать, вскоре он начинает чувствовать себя очень несчастным и загруженным. Очень. Буквально в депрессии. А для сильного аддикта способ снять стресс только один — аддиктин (любимый).

Не мама ваша в этом виновата и даже не сосед, который пугал вас, доставая что-то из штанов, не суровая первая учительница и не мальчик, который высмеял вас в третьем классе в ответ на признание в любви. Не поэтому вы теперь любовный аддикт.

Алкоголик, который избавился от физической части своей аддикции, начинает сползать в апатию из-за физическо-психологической зависимости. Он уже не умирает без алкоголя, но и жить без него пока не может. У него нет сил на жизнь, он чувствует себя бессильным и бесполезным овощем. Поэтому и приходят мысли выпить, почувствовать хотя бы на некоторое время радость и уверенность в себе, то есть нормальное состояние энергии. Нет источников энергии, кроме аддиктина, для сильного аддикта, понимаете?

Любовный аддикт — то же самое. Он вроде бы и живой, но по сути пока мертвый. В нем нет собственной энергии и смысла. Он смотрит на мир и не находит в этом мире ничего интересного. А если находит, то только в связи со своим любимым. Весь мир вокруг любимого, он — его центр, все остальное без этого центра буквально разваливается, непригодно для радости. Как алкоголик, который решил завязать, понимает, что ни гулять без бутылки пива, ни смотреть футбол, ни болтать с друзьями без водочки, ни в баню пойти, ни на рыбалку, ни просто даже лечь спать и уснуть не получается, все превратилось в унылое дерьмо, возвращается к алкоголю, так и любовный аддикт, решивший выйти из любовного гештальта, опять туда погружается, не найдя в мире замены.

А что же с психологической частью аддикции? А это та часть, которая мешает аддикту нормально прокачать ресурсы, оставляет его в состоянии, когда он может свалиться обратно в ту же аддикцию или новую. Это внешний локус и привычка ждать помощи и удовольствия извне, это эгоцентризм, это неадекватная самооценка и нежелание над ней работать, это все те баги эго, о которых я рассказываю непрерывно. Вот это работа для терапевта: может быть, помочь человеку что-то там понять о себе и увидеть свои искажения. Но и без терапевта человек может справиться, если хочет работать над собой, делать себя сильней.

Но и здесь бесполезно в детстве проблемы искать, чем многие люди на терапии занимаются. В детстве у всех локус внешний, а самооценка зависимая. Там не бывает по-другому. Только во взрослом возрасте человек может стать независимым и начать собой управлять. Ругать маму за то, что она мало хвалила или слишком много контролировала, бессмысленно, потому что пока человек был под властью мамы, маленьким, он и не мог стать полноценной личностью, даже если бы мама была самая-самая правильная.


Источник