•  Иногда я думаю, что люди, пишущие вдохновляющие цитаты о кардинальной перемене своей жизни, никогда свою жизнь не меняли. Я, как человек, который делал это несколько раз, поостереглась бы давать такие рекомендации.

У меня пока все складывается неплохо, но буду ли я советовать другим все бросить? Вряд ли. Потому что знаю, как это сложно, и тот факт, что у тебя хватит смелости поменять все, совершенно не означает, что после этого у тебя все будет хорошо. Хотя никогда не знаешь, где тебе повезет.

В 33 года я уехала на постоянное местожительство в Германию. Я оставила дом, продала машину, уволилась из университета и внезапно превратилась в безработного иммигранта, да еще и из Восточной Европы. Не самая завидная участь для человека, который привык бывать за границей в худшем случае как турист, а обычно — как уважаемый ученый, выступающий на научных конференциях или отрабатывающий очередной грант. И хотя на родине Шиллера и Гете материально моя жизнь была более-менее устроена, внутренний мир превратился в небольшой филиал ада. Нужно было что-то менять.

© Маша Пипенко

В сентябре 2013-го, в 34 года, я заявилась в Китай, в горы Уданшань, в школу кунг-фу, для того чтобы пройти 9-месячный курс и получить сертификат тренера по тайцзи-цюань — боевому искусству, которое сейчас большинство людей воспринимает как оздоровительную гимнастику, не подозревая, что еще скрывается за этой практикой.

На тот момент за моими плечами был небольшой опыт занятий (около полутора лет), десяток просмотренных кунг-фу-боевиков и килограммов 20 лишнего веса.

C тех пор моя жизнь круто изменилась. Первый год обучения (9 месяцев превратились в 12) может тянуть на пару томов отдельных историй о том, как ты учишься выживать в ситуации 6-8-часовых тренировок в день; о том, как это — чувствовать себя совершенно одиноким и, несмотря на все попытки понравиться, быть отвергаемым; о том, что происходит с твоим телом, разумом и душой, когда ты практикуешь что-то затрагивающее самые глубинные пласты твоей личности, и, наконец, что это все не имеет никакого значения, когда ты действительно находишь свое призвание.

© Маша Пипенко

Живя в замкнутом пространстве — замкнутом не потому, что нельзя выходить за пределы школы, а просто потому, что 6 дней в неделю с 7 утра до 8 вечера у тебя тренировки, и ты, конечно, можешь пропустить одну-другую, но тогда зачем ты здесь, — общаясь с крайне ограниченным числом людей, чувствуешь, как с тебя, словно с лука, сходят слои, и внезапно начинаешь понимать: я больше не могу себя жалеть. Мысли вроде: «Я такая бедная, несчастная, одинокая», «Меня никто не любит», «Я толстая» — просто исчезают из твоей головы.

Внезапно начинаешь понимать, что, если ты кому-то не нравишься, это вовсе не значит, что ты плохой человек. Более того, это не значит, что они плохие люди — просто иногда два хороших человека несимпатичны друг другу. И в этом нет никакой вселенской трагедии. Наоборот, ты начинаешь ценить себя и общаться только с теми людьми, в компании которых тебе так же интересно и комфортно, как с собой.

© Маша Пипенко

Мой основной на тот момент учитель подтолкнул меня к важной переоценке всего процесса мышления. Ему было сложно общаться на английском, поэтому, когда он не понимал, что я говорила, он спрашивал меня: «Это важно?» Так он давал мне понять, что, если я сказала что-то важное, он приложит усилия и попытается это понять, а если нет, то и стараться незачем. Таким же образом я начала оценивать все мысли, приходящие мне в голову, и все поводы для волнения. «Это важно?» — спрашивала я себя.

Год спустя случилось чудо. Меня, истратившую практически все сбережения, но отчаянно мечтавшую учиться дальше (я уже начала понимать, что год для кунг-фу — это ничто), оставили в школе в качестве помощника тренера. Если бы 5 лет назад кто-нибудь сказал мне, что я буду счастлива работать за еду и жилье, — подняла бы на смех, а вот как оно все сложилось...

© Маша Пипенко

Стоит ли бросать все? Менять вашу жизнь?
Я не знаю ответа на этот вопрос. Каждый решает за себя. Мне повезло: я живу в самой настоящей Нарнии. У меня есть меч, шест, мачете, лук с силой натяжения 16 килограммов и целая толпа юных длинноволосых кунг-фу-братишек. Мне больше не хочется сниматься в фильмах, потому что моя жизнь похожа на фильм. И я понимаю, что, если бы не было того невыносимого года в Германии, не было бы и моего волшебного Китая.

Но, делая шаг в неизвестность, вы всегда должны быть готовы к тому, что все пойдет не так, как вы ожидаете. Все будет совсем по-другому, но от этого все становится только интереснее. Научиться не бояться неизвестности — самый большой подвиг, который может совершить человек.

Я ее все еще боюсь. Но я научилась действовать, несмотря на этот страх.

Автор: Маша Пипенко